Telepuzz

Метро

Анжелина Целикова небезосновательно считала себя очень начитанной, культурной и интеллигентной девушкой. Природа одарила ее симпатичным личиком, обрамленным льняными волосами, и точеной фигуркой. За последние два года она досконально изучила все книги Коэльо и Борхеса и даже подумывала перейти на что-нибудь более интересное. Вместе с тем ей не были чужды и маленькие житейские радости – полгода назад она по Интернету заказала себе фаллоимитатор, и каждый вечер, представляя себе то Бреда Пита, то Дэвида Бэкхема (а иногда и обоих сразу), кончала по нескольку раз, сладко зажимая пальцы на ногах.
Сегодня Анжелина надеялась провести замечательный вечер – ее подруга Женечка Кулькова пригласила Анжелину на чтения стихов молодой, талантливой поэтессы из Москвы. Женечка – лучшая подруга Энжи. Высокая и стройная брюнетка, она занималась йогой и индийскими танцами. Это именно она приобщила Энжи к Коэльо и фаллоимитатору, к которым ее в свою очередь познакомила Татьяна Валерьевна – преподавательница французского в Лингвистическом Университете. К слову сказать, обе окончили университет с отличием и владели тремя языками, чем частенько пользовались, когда обсуждали проходящих парней сидя в летнем кафе. В 18.30 мобильник Анжелины заиграл индийскую мелодию, поставленную на номер Жени. Она сказала, что она уже ждет внизу и Энжи, весело цокая каблучками, начала спускаться по лестнице. Выйдя на улицу, она обнялась с Женей, слегка коснулась ее щеки губами.
Вообще то они обе ездили на машинах – у Женечки был ярко-желтый Фольксваген жук, а у Анжелины – Смарт, но позавчера Анжелина, сдавая задом во дворе, разбила фару на Женечкином жуке, и обе машины были в ремонте. Поскольку чтения проходили в клубе неподалеку от дома Анжелины, то девушки решили подъехать пару остановок на метро. Спустившись вниз, они вошли в полный вагон и, став возле схемы метро, продолжили начатый еще возле дома разговор: «В этой книге сливаются понятия разум и безумие. Разум теряет смысл. Безумие освобождает. Важно не сливаться с толпой, а быть собой. Толпа - всего лишь толпа. Она не всегда права. Она безлична. По-настоящему свободный человек не может жить в мире толпы». – С напором сказала Энжи. В этот момент поезд дернулся, трогаясь с места, и не ожидавшая этого девушка, взмахнув руками, шагнула назад и наступила кому-то на ногу. Развернувшись, она увидела огромную, толстую тетку в сиреневом платье с большими желтыми подсолнухами, плотно облегавшем каждую жировую складку на ее теле, но не это удивило ее, а огромная желтая бородавка, торчащая под носом женщины, из которой рос одинокий, жесткий, черный волос. В неком оцепенении Анжелина, приоткрыв рот, уставилась на эту бородавку, даже забыв извиниться.
- Чего уставилась, выблядь! – с внезапной яростью прошипела женщина.
- Ой, простите. – Энжи пришла в себя, – я нечаянно.
- Нечаянно блядь! - Женщина в платье ткнула сосискообразным пальцем в грудь девушки, наступая на нее с энергией бульдозера. – Я тебе блядь покажу нечаянно! Я тебе, сука паршивая, покажу свободу в толпе!
Размахнувшись, тетка слева направо отвесила девушке мощную оплеуху тыльной стороной руки. Не ожидавшая этого Анжелина ударилась головой о стекло в двери и сползла по ней вниз, оставив кровавый след из рассеченной брови. В вагоне наступило гробовое молчание, и лишь шум поезда служил фоном для этой мизансцены.
- Что вы делаете! – завизжала Женя и кинулась к подруге. – Ввы… ввы… - заикаясь Женя наклонилась над упавшей подругой.
- Что я делаю? – Женщина гневно фыркнула, - Это что ВЫ делаете, распиздяйки! Нна, паскуда! С этими словами она быстро сделала шаг вперед и со всей силы вмазала ногой по Жениному лицу. Грязная, лакированная туфля с хрустом впечаталась в нос девушки, превращая лицо в кровавое месиво. Ударом Женю отбросило на Анжелину и, завалившись набок, она ткнулась разбитым лицом в ногу стоящего рядом пожилого мужчины в пенсне, измазав тому штанину кровью.
- Осторожней, гражданка, - укоризненно сказал мужчина, - ведь новые же брюки.
- Не пизди, говнюк! – заорала тетка, - Ваще уебанцы охуели! Я вас всех, блядь поприбиваю на хуй! – Разбежавшись, она еще раз смачно приложилось ногой по лицу Жени. Брезгливо вытерев туфлю о бежевый костюм Анжелины, она, прищурившись, в упор посмотрела в глаза мужчине - тот боязливо вжался в угол между дверью и сиденьем. С хрипом втянув в себя воздух, тетка смачно харкнула мужчине в лицо. Слюна и тягучая зеленая сопля попали ему на стекло пенсне и стали медленно стекать вниз. Поезд начал замедляться и остановился. С шипением открылись пневматические двери. Презрительно оглядев поле боевых действий, Анна Хаимовна Филькенштейн, декан факультета лингвистики Белорусского Государственного Университета, процедила: «Интеллигенция, блядь». С этими словами она развернулась и неторопливо вышла из вагона. Двери за ней закрылись, и поезд начал медленно набирать ход.
  • Current Music
    Радиоволна
Telepuzz

Эликсир мудрецов

Василий Николаевич Шпедт был говноедом. В прямом смысле этого слова. Говно жрал. И не как сраные интеллигенты из всяких там столиц — вяло поклевывая из мелких мисочек сушеные какашки, оттопырив мизинчик. Василий Николаевич потреблял каловые массы поистине в промышленных объемах, как и положено — из нормальной миски, великолепной деревянной ложкой под хохлому, оставшейся еще от деда.
Если бы когда-нибудь была бы возможность занести потребление говна в книгу рекордов Гиннеса, то, несомненно, Василий Николаевич стал бы рекордсменом на все века и эпохи. Но одно только угнетало его в жизни— из-за употребления фекалий в пищу у него изо рта воняло сами знаете чем. И по этой нелицеприятной причине у Василия Николаевича были проблемы с противоположным полом. Собственно проблем как таковых не было — он попросту был девственником. За так не давали, а денег у Василия Николаевича в больших количествах отродясь не водилось, так как работал он младшим помощником ассенизатора в совхозе «Коричневые туманы», что в Омской области.
Давать то ему, конечно, никто не давал, но пассия у Василия Николаевича имелась, да еще какая! Передовица местного производства Серафима Константиновна с дворянской фамилией Безобразова была чудо как хороша. Толстые ляжки, обтянутые ситцевым платьем, не раз являлись Василию Николаевичу в поллюционных снах, после которых он просыпался в поту, обтруханных труселях и сладкой истоме. И самое главное! Серафима Константиновна работала оператором помпы на машине по откачке нечистот. На говновозе, то есть. Чисто мечта.
К сожалению, Серафиме Константиновне помимо смазливой внешности, рубенсовской фигуры и дворянской фамилии досталось еще и страстное желание ебаться, и ебаться не задарма. По слухам, да что там, по общеизвестным фактам Серафима перетрахалась со всей платежеспособной частью населения своего совхоза и, как минимум, с половиной соседнего. Любой же, кто хотя бы не имел за душой пары тысчонок, или, на худой конец, серебряного колечка, незамедлительно отправлялся восвояси, то есть нахуй. А Василий Николаевич хотел Серафиму, хотел овладеть ее плотью, хотел забиться носом и хуем ей в небритую подмышку, и, как апофеоз — поесть ее парного говнеца. Но, увы — на все подкаты Серафима Константиновна лишь презрительно хмыкала и строила недовольные гримаски.
Так бы эта вся канитель и продолжалась, если бы не один случай. Как то вечером Василий Николаевич, подъев, как обычно, добрую миску коровьих лепешек со сметаной, решил с горя да недоебита выпить самогону. А, надобно сказать, что до той поры Василий Николаевич спиртного в рот не брал, ограничиваясь раскуриванием в кальяне козьих какашек. А тут решил вмазать. Залить вселенскую печаль. Ну и шахнул как положено — поллитру в одну харю засадил. И от самогона с коровьими лепешками его пронесло. Да так, что мочи нет — не добежал, значится, Василий до удобств, как есть в сенях и навалил кучу. А по странной причуде Василий свое говно недолюбливал, даже брезговал. Чужое — другое дело, а вот свое — тьфу! Плюнуть и растереть. А тут такая оказия — куча в сенях, да еще и на валенки попало… Делать нечего: взял Василий Николаевич лопату и с немалою сноровкой стал собирать какашки. Внезапно при соприкосновении с одной из какашек раздался странный металлический лязг и, нагнувшись, Василий увидел тусклый желтый отблеск. Промыв тяжеловатый кусок говна в рукомойнике, он обнаружил продолговатый кусочек желтого металла, по форме повторяющий какашку.
Решив, что утро вечера мудренее, Василий Петрович лег спать. А на следующий день поехал в райцентр, где цыгане, несмотря на подозрительный запах, отвалили ему аж целых тридцать тысяч целковых и просили заходить еще.
С этого момента жизнь Василия Петровича кардинально поменялась. В течение года он отстроил новый дом, да что там, не дом — хоромы. Обставил его, как надо. Одна только морозильная камера для говна чего стоила! Купил «Тойоту Лэндкруизер», как у председателя. И вообще, стал жить припеваючи.
К концу года справили свадьбу с Серафимой. Гуляли всем совхозом неделю. Сбылась мечта Василия Петровича — захомутал голубушку свою ненаглядную. Одно только — не хотела она ему свое говно давать. Уперлась, и ни в какую! Уж и так, и этак подкатывал Василий. Но Серафима Константиновна была женщиной властной и непреклонной: чужое говно — заради бога, хоть килограммами, а мое — ни-ни!
Вот и пошел Василий Петрович на хитрость: подпоил Серафиму, да и пургену ей сыпанул в «Шато Марго» урожая 89 года, что под шкварки она страсть как уважала. Приснула Серафима за столом, да прямо на месте и обдрысталась на всю катушку. А Василий Петрович-то уже тут как тут — с миской да бутылкой самогона. «Ласточка, моя, — промолвил Василий Петрович, ласково похлопав Серафиму по жопе, — не иначе 999-я проба получится». С этими словами Василий сел за стол и с невыразимым удовольствием начал поглощать Серафимины фекалии, залихватски запивая их самогонкой из горла.
Внезапно он почувствовал угрожающую тяжесть в желудке. «Вот оно, началось!» — радостно подумал Василий и, привычно расстегивая портки, пошел в направлении сеней, где стоял специальный стульчак с проточной водой для промывки говна. Вдруг ему нещадно опалило жопу, перед глазами все поплыло, завертелось, и Василий Петрович рухнул на пол. Последнее, что он увидел — была голая жопа Серафимы Константиновны, с кокетливо свисающей из ануса какашечкой.
Врачи констатировали смерть от проникающей радиации, источник которой странным образом ограничился организмом потерпевшего. Вынули потом у него из желудка да прямой кишки с полкило свинца (а по слухам, военные — еще столько же оружейного урана).
Хоронили Василия Петровича в свинцовом гробу. На похороны весь совхоз собрался, даже председатель из райцентра приехал: ведь Василий-то мужик не прижимистый был — и школу отремонтировал за свое золотишко, и дом культуры, да и не жался никогда проставиться мужикам со свежей партии. Одни потом поговаривали, что Серафима спецом траванула Василия, чтобы хозяйством всем завладеть, другие — что причиной явились дворянские корни Безобразовых. Мол, дворянское говно негоже простому крестьянину жрать...
Тайна сия так и осталась покрыта мраком истории… А деревеньку, где Василий жил, переименовали в Золотую Жилу, хотя местные и по сей день кличут ее не иначе как Золотой Жопой…
  • Current Music
    Радиоволна
киса

(no subject)

Навеяно Терминатором, вернее эпизодом, где злой терминатор собирал себя с асфальта по капелькам.)
 
Иван Иванович услышал резкий хлопок и вздрогнул. Сквозь щель досчатого дачного сортира он увидел  поднимающися в небо столб черного дыма. На том самом месте, где минуту назад стоял дом .
-Блядь!!!!!- Иван Иванович,  выскочил на улицу,  путаясь в ускользающих штанах.
-Вот какие последствия влечет за собой стремление к мировому господству.-услышал Иван Иванович.
Из темной дымки соткались двое .Невысокая худощавая фигура мужика , держащего на поводке всклокоченное животное. По виду копытное. У мужика на голове красовались длинные острые рога. Уставившись грустными глазами на Ивана Ивановича, он задумчиво жевал травинку.  Лицо животного было вполне человеческим,  с трехдневной щетиной  и полным отсутсвием рогов. Зато имелись копыта и хвост.
-Вы кто такие?- спросил Иван Иванович, таращась на странную парочку.
-Хороший вопрос,-  животное с человеческим лицом  смерило Ивана Ивановича презрительным взглядом.- До того момента, пока вот этот урод не закурил в твоей лаборатории, я был козел, а он просто Василич.
-А что за бред про мировое господство?
-Мы за тобой давно наблюдаем.-ответил козел,-Василич  с корыстными целями, он думал, у тебя в погребе клад зарыт. А я думал о секретных исследованиях в области оружия массового поражения.
-Ерунда какая,- плюнул Иван Иванович,-нафик мне не надо никакого господства. Я философский камень создавал в лабораторных условиях. Чтобы постичь тайны мироздания и понять женщин.Пока вы , козлы, мне все не испортили.
-Беееее,- проблеял Василич и попытался боднуть Ивана Ивановича.
-Ты меня с рогатым не ровняй,- обиделся козел,- я все таки с человеческим лицом.
-Ага,- прищурился Иван Иванович,- как социализм. Каждому по потребности.Получили, что хотели?
-Между прочим, я могу в суд подать,-сообщил козел, -за моральный ущерб точно получу.У тебя шансов нет, много ты на свете видел говорящих, а, главное, резвомыслящих копытных?
Иван Иванович хотел уже ответить, что видел и немало, но взглянув на Василича , передумал. Козел, сразу видно, сволочь еще та, выкрутится, а вот мужик вряд ли. Его будут изучать, пока не вынесут рогами вперед. Иван Иванович невесело хмыкнул. А ведь еще предстоит объяснять, за каким хреном на даче лаборатория. Нельзя с козлом ссориться.
-Василич, иди попасись,- предложил мужику Иван Иванович.
-Неплохая мысль,- согласился козел. Мужик снял с козлиной шеи веревку, отошел на несколько шагов, вбил в землю деревянный колышек, привязал к нему один конец веревки, а другой зажал в кулаке.Затем сел на землю, сунул в рот пучок травы и лениво жуя, уставился в небо.
-Ты извини,-сказал Иван Иванович козлу,-но такими как раньше я вас сделать не смогу. Понимаешь, в лаборатории было полно всякой химической хреновины, так что когда рвануло, вас с Василичем на атомы разнесло сперва, а потом снова собрало, но не совсем как было.
-Я обратно не собираюсь, -ответил козел,-да и Василич доволен. Он о такой жизни всегда мечтал.Как я о мировом господстве.
-Далось оно тебе,- поморщился Иван Иванович.-Помоги мне восстановить лабораторию, вместе создадим камень и познаем ...
-А там и до господства рукой подать,- радостно перебил козел,- я согласен.
Пожимая протянутое копыто, Иван Иванович думал, что в каждом присутствует доброе начало и со временем козел откажется от своей цели. Потому что по сравнению с тайнами мироздания, мировое господство меркнет.
Козел думал, что Иван Иванович хоть и придурок, но может быть весьма полезным.
Василичу хотелось бодаться.
  • norpo

Письма самому себе.

Привет Я.
Немного странно писать письмо себе. Зная, что его никто не прочитает. Но, я знаю наверняка, что оно дойдет.
У меня все хорошо...
Смешно, да?
Давай начну по-другому:
У меня не всё хорошо. И самое главное - никогда хорошо не было и не будет наверно.
Привет семье, не болей!
Collapse )
  • norpo

Ленин друг.

У Лены был друг. Обычный такой парень. Звали его Илья. Жил он с мамой, нигде не учился, пил пиво с друзьями, иногда работал, иногда ездил в походы на Селигер, не голосовал, не смотрел телевизор, не читал газет, не вел блог, не строил ферму в одноклассниках, не вконтакте, не в аське, иногда дрочил на порнуху, в общем обычный парень, не толстый, не худой, не сильный, не слабый, москвич, вероятно русский, а может и не совсем, но тут бы уточнить конечно, но все умерли.Collapse )
  • norpo

Кроссовки.

Анна вышла из ванной, держа в руках мокрое полотенце. Зашла на кухню, откусила яблоко и посмотрела в окно. На детской площадке сидел он и ковырялся веточкой в песочнице.
- Как это мило! – крикнула Аня в пустоту.
Он поднял глаза на ее окно и показал ей язык.
Аня улыбнулась и пошла одеваться. Сегодня она будет неотразима – короткие шортики, маечка, соблазнительно обтягивающая грудь и немного косметики.
Аня оделась, погладила кота и побежала на улицу, где ее ждал он. «он – гандон!» - сказала она себе и засмеялась.
Collapse )
фон

"Ночной старт" Глава из повести...


- Сыпани-ка мне, Сержик, своей кришнаитской на вечер - попросил Виталик охранника, когда они подъехали к дому. – Умудохался я сегодня - Виталик взглянул на часы, которые показывали девять вечера. – С пивком советую.- Сказал Сережа, наклонившись к рулю и шурша фольгой. – Спать будете, как убитый… . Тем более, завтра выходной. Хорошо, бля! Подарочки не забудьте, получите - Виталик сунул шарик из фольги в карман и, зажав под мышкой картину, вошел в подъезд и поднялся на свой этаж. Выйдя из лифта, он наткнулся на старые ванну и унитаз, которые кто-то приготовил к выбросу на свалку.

 

Collapse )


шуйдин

"Любвища". Рассказ.


  Жаркое и удушливое московское лето плавно перетекло в прекрасную золотую осень.  Вася встретил Олю возле метро. На этот раз она ни на минуту не опоздала.  

Влюблённые страстно поцеловались и Вася вручил возлюбленной красивый букет из пяти алых роз.

- Ну, куда поведёшь, мой верный рыцарь? – Кокетливо спросила девушка.

- А знаешь, Оль, давай сегодня никуда не пойдём. Посидим на аллейке, полюбуемся осенью – посмотри красотища какая…. И солнце ещё греет, и деревья в золоте и воздух такой…, ну понимаешь, печалью что-ли пропитан. Кажется, что мелодия реквиема по лету тихо звучит вокруг. Выпьем пива, погрустим. А?   

 

Collapse )

.